Сотрудничество

Здравия други!
Наш проект будет очень рад приветствовать любого, кто захочет поделится новостями, а также статьями по любой тематике! Пишите, регистрируйтесь, становитесь авторами. Вы также можете завести свой собственный блог на страницах нашего ресурса!
Будем рады видеть всех!
Слава РОДу!
Отправить статью | Написать нам | Регистрация на проекте
Теперь оставлять комментарии можно и без регистрации! Будем очень рады услышать ваше мнение!
  • Главная

Обряд имянаречения новорождённого

В последнее время у вновь создающихся общин возникает масса вопросов по поводу проведения различных обрядов. В связи с этим, участники Круга Языческой Традиции, имеющие определенный опыт, разработали данные методики, которые предлагается рассматривать в качестве подсобного материала, методических рекомендаций, но ни в коей мере как мертвую инструкцию.

Мы придерживаемся мнения, что не может быть двух одинаково проведенных обрядов, хотя бы уже в силу того, что участники разные. Обряд — это не научный опыт, это магия, это творчество.


Обряд имянаречения юноши

Следующий обряд имени, который проводится, это уже тот, на котором уже не малыш, а юноша получает взрослое постоянное имя, после этого обряда, он становится мужчиной, женихом, человеком, который уже сам отвечает за свои дела и держит ответ перед Богами, племенем, родом. Другими словами становится на свою, самостоятельную дорогу познания, на свой Суть Бо. Как и раньше предложение проводимого обряда начнем с постояннодействующего капища. Этот обряд интересен тем, что для того, чтобы его пройти, нужно пройти испытания. Что можно сказать о испытаниях? Многое, но в каждом роде-племени, свои испытания и поэтому каждой общине нужно еще продумать, как проводить их. Единственно, что можно сказать, что испытание на взрослость не должно быть испытанием на дурость. Не может быть испытания спиртным, а уж тем более наркотическими средствами. Дуростью и идиотизмом человек заразился сам, и с ума сойдет самостоятельно, так, что помощь ему в этом не нужна. Испытание должно проводиться на ум, сообразительность, трудовыми и общенужными навыками, которые пригодятся и ему, и роду, и его будущей семье. Только такие испытания допустимы и никакие другие. Испытания, которые не примут Боги, это испытания, которые заставляют проливать кровь. Потому, что то, что добыто или сделано или приобретено во время испытания, приносится в жертву Богам, это можно делать не натурально, а образно. Например – построенный дом никто не станет поджигать, ни люди, ни Боги этого не поймут, поэтому изделие делается макетно – маленьким, это достаточно для того, чтобы показать Богам как испытание.

На этот обряд Юноша приходит на капище вместе со жрецом. Этот обряд можно считать одним из самых коротких, потому, что все основные действия были проведены при первом детском имянаречении, то на этом нарекаемый совместно со жрецом приносит жертву Богу или Богам, согласно традиции общины. 

После принесения жертвы, жрец закликает Богов и просит их назвать имя, для того, кто пришел на обряд. После того, как было названо имя. Вновь нареченный приносит благодарственную жертву и приносит клятву – обещание на служение роду, семье, общине, племени. Хочу привести одну из древних клятв, из того вида, которые являются не нарушаемыми, ибо связаны и подтверждены Богами:

— Я, (имя новое взрослое), клянусь Велесом в том, что буду честно жить в роде, общине, не нарушу обычаев и устоев, буду нести правду Богову и не преступлю правь Родову, а если я нарушу данное мной слово, то пусть мне будет стыдно и отвернется от меня Огнь-Сварожич, и отринут от меня Чуры – прадеды! Повторяю, что это одна из клятв, но шутить с ней, даже приведенной в качестве примера не советую никому, так как относится к разряду сакральных. В этой приведенной клятве возможно изменение имен Богов, от этого она силы своей не потеряет. Предупреждаю, этой клятвой просто так не бросаются! Осторожно! После того, как выполнены все действия и принесены клятвы, имянареченный вместе со жрецом выходят с капища. Жрец объявляет о том, что имянаречение прошло или нет. Если прошло, то согласно традиции общины объявляют его всем присутствующим и славят его, но есть и другая традиция, по которой вновь полученное имя называется только близким родственникам, а всем остальным называется общее имя. Когда все действия закончены, дальше идут празднования. Да, об общем имени, оно оговаривается заранее и подбирается совместно и жрецом и семьей. Обычно оно даже близко не напоминает истинное. 

Там, где нет капища, все начинается с начала, как при детском имянаречении:

— Поиск места

— Очищение места проведения обряда

— Создание защитного кольца

— Зажигания огня, костра

— Возможна установка столбов-кумиров.

Все остальное, как выше приведено, за исключением того, что жертвы приносятся в огонь, а не на жертвенные камни. И клятва приносится на огонь. Это очень важно, потому, что постоянно действующие капища и места, которые подбираются для проведения обрядов, очень сильно отличаются друг от друга и подход к ним совершенно другой и разный, но об этом дальше и подробно. В принципе на этом мужское имянаречение можно было бы и закончить описывать, но сейчас не древность, появились монорелигии, которые долгое время были главенствующими и на многих территориях истоки родной веры были забыты, но сейчас повсеместно идет возрождение родной веры и многие люди приходят с просьбами о раскрещивании и введении в родную веру. Согласно последних заявлений руководителей духовенства монорелигий, то такое раскрещение не возможно, ибо оно одно и на всю жизнь. Однако это не так, потому, что во всех первоисточниках о монорелигиях говорится, чтобы люди, принимающие Богов монорелигий, должны возлюбить их в сердце и разуме, а у нас, например, крестят детей новорожденными или трех-четырех месяцев отроду. О какой любви можно говорить?! Что такие малыши могут возлюбить, они материнскую грудь воспринимают еще на уровне рефлексов. Разве можно такое крещение считать истинным, но представителям монорелигий нужно что-то делать потому, что их позиции начали трещать по всем швам, как они стараются всем показать их незыблемость.

Для тех, кто приходит с просьбой о раскрещении и вводе в родную веру, как само собой образовался обряд, который с небольшими изменениями и дополнениями почти одновременно появился в разных общинах. Причем они также делятся на мужские и женские, и хочу повториться, что мужские проводят мужчины – жрецы, а женские – женщины-жрецы и никак иначе. Такой обряд состоит из трех основных частей:

— Ритуальная смерть.

— Ритуальное рождение.

— Имянаречение.

Имянаречение проводится одно и сразу взрослым именем, перебивая тем самым крещение, но последним решением объединенного Жреческо-Волховского совета Круга Языческой Традиции было принято, что для взрослых оно проводится по их просьбе, а для несовершеннолетних с согласия родителей. Вернемся к обряду. Опишу обряд как он должен быть, а как его проводить и какие его части оставлять, решать жрецам, волхвам, верховодам. 

Жрец берет имянарекаемого, выводит его на выбранное место и заключает его или окружает его защитным кругом, читая при этом защитные заговоры. Когда создана защита, которая нужна скорее не для жреца, а для тех, кто пришел на обряд, потому, что при ритуальном убийстве, освобождаются навьи силы, и когда будет проходить обряд возрождения, то когда эти силы находятся заключенные в защитном круге, то на их возвращение и запирание уходит меньше сил, да и происходит легче. Для проведения обряда раскрещения и имянаречения, несмотря на то, как я уже писал выше, что мужчинам проводят мужчины, для женщин – женщины, все равно требуется в обязательном порядке несколько мужчин и женщин. Самую ответственную часть на себя берет жрец, он проводит ритуальное убийство, делая неожиданные тыкающие удары жертвенным оружием по раскрещаемому, просто имитируя их. Раскрещиваемый падает на землю, изображая смерть. После этого жрец снимает с него ту одежду, в которой пришел раскрещиваемый, причем всю. Человек уходит таким из мира, каким пришел. Одежда сжигается на специальном погребальном костре вместе с жертвой-требой. Это символизирует и захоронение всего старого, всего того, что что человек хотел оставить в старой, скажем христианской жизни. После погребальных действий, во время которых раскрещиваемый лежит на земле в позе, в которой ребенок находится в утробе матери. Жрец также приносит очистительную жертву. Впрочем, для того, чтобы не затягивать обряд, в нем могут, а в идеале должны принимать участие два жреца, один из которых проводит ритуальное убийство и похоронный обряд, а потом он уходит и проводит себе очистительный обряд. В этой части обряда лучше всего, если жрец, проводящий ритуальное убийство, будет жрецом Богов нижнего пантеона.

Проходящий обряд «ритуально мертвый» лежит на земле, его накрывают покрывалом, его нет, он умер.

Начинается этап рождения. По сигналу ведущего жреца, женщина, приглашенная на обряд, выбранная для этого общиной, группой, ложится на землю и начинает изображать роженицу, остальные женщины, присутствующие на обряде, помогают ей в «родах». «Родившийся плод» принимают в пелену и передают его мужчине, тот подходит к накрытому покрывалом и кладет под покрывало пеленку, затем поднимает с земли «новорожденного». Совершенно не обязательно брать его на руки, очень многие из тех, кто хочет пройти обряд раскрещивания – взрослые люди, которые не мало весят и их просто не поднимешь, достаточно просто взять за руку и помочь подняться с земли. Далее «отец» громко объявляет

— Боги всеславные! Люди! Смотрите, родился новый муж! Слава ему!

Затем «отец» и «мать» обращаются к жрецу с просьбой дать вновь родившемуся имя. Хочу особо отметить, что не новорожденному, а именно вновь родившемуся. Но перед тем, как подводить проходящего обряд к жрецу, его нужно накормить, как новорожденного, но, естественно, ему не дают пососать грудь матери как новорожденному. Вновь родившегося кормят медом и творогом, дают напиться молоком. Это выглядит так – просто проходящему обряд дают ложку меда и ложку творога, а еще проще, мед и творог просто смешивается и все, а молоко просто отхлебнуть из, допустим, кружки. После этого «отец» подводит вновь рожденного к жрецу и тот проводит обряд имянаречения, но уже сразу взрослым именем, пропуская детское имянаречение. Проходящий обряд не новорожденный, а вновь рожденный. На этом мужское имянаречение, обряд закончен, далее праздник.

Источник


Обряд имянаречения в КЯТ

3 августа 2002 года на капище Круга Бера в Битцевском Парке проходило консультативное заседание Совета Круга Языческой Традиции. Были представлены следующие общины Круга: языческая община “Купала”; Московская Славянская Языческая община; Традиционная славянская община “Истоки”; языческая община “Колесо Велеса”; языческий “Круг Бера”; языческая община “Коляда Вятичей”, Зареченский клуб исторического фехтования «Щитень»[1].

Слово Совету молвили верховный жрец Перуна, заместитель председателя Круга Языческой Традиции — Млад и берегиня Крада.


Тризна (обряд в честь мертвых)

Во многих славянских землях до сих пор сохранились следы праздников в честь мертвых. Народ ходит на могильники 1 Сухеня (Марта), в час рассвета и там приносит жертвы мертвым. День носит название «Навий день» и также посвяшен Морене. Вообще любой обряд в честь мертвых имеет свое название — Тризна. Тризна по умершиим есть пир посвященный в их честь. Со временем славянскую Тризну, изменили в поминки. Тризна ранее представляла собой целый ритуал: На могильник приносят лепешек, пирогов, крашенных яиц, вина, и поминают мертвого. При этом, обычно женщины и девушки причитают. Причитанием вообще называют плачь по покойнику, но не безмолвный, не простой истерический припадок, допускающий потерю слез часто без звука, или сопровождаемый всхлипыванием и повременными стонами. Нет, это печальная песня потери, лишения, которой автор,сам потерпевший или понесший лишение. Автор таких причитаний, обливаясь горючими слезами об умершем родственнике, и будучи не в состоянии затаить в себе душевной тревоги падает на могильник, где скрыт прах, или ударяя себе в грудь, плачет, выражая на распев в форме народных песен, слово сказанное ею от всей души, от всего сердца, часто глубоко прочувственное, иногда даже носящее в себе глубокий отпечаток народной легендарности. Ниже приведены примеры таких песен:

Плач дочери по отцу

Со восточной со сторонушки
Подымалися да ветры буйные
Со громами да со гремучими,
С моленьями да со палючими;
Пала, пала с небеси звезда
Все на батюшкину на могилушку…
Расшиби-ка ты, Громова стрела,
Еще матушку да мать—сыру землю!
Развались ко ся ты, мать—земля,
Что на все четыре стороны!
Скройся-ко да гробова доска,
Распахнитеся да белы саваны?
Отвалитеся да ручки белыя
От ретива от сердечушка.
Разожмитеся, да уста сахарныя!
Обернись ко ся да мой родимый батюшка
Перелетным ты, да ясным соколом,
Ты слетайко-ся да на сине море,
На сине море, да Хвалынское,
Ты обмой-ко, родной мой батюшко,
Со белова лица ржавщину;
Прилети-ко ты, мой батюшко,
На свой ет да на высок терем,
Все под кутисе да под окошечко,
Ты послушай-ко родимый батюшко,
Горе горьких наших песенок.

Плач старухи по старику

На кого ты, милый мой, обнадеялся?
И на кого ты оположился?
Оставляешь ты меня, горе горькую,
Без теплова свово гнездышка!…
Не от кого то горе горькой.
Нету мне слова ласкова,
Нет то мне слова приветлива.
Нет то у меня, горе горькие,
Ни роду то, ни племени,
Ни поильца мне, ни кормильца…
Остаюсь то я, горе горькая,
Старым то я, старешенька,
Одна, да одинешенька.
Работать мне — изможенья нет.
Нет — то у меня роду—племени;
Не с-кем мне думу—думати,
Не с-кем мне слово молвити:
Нет у меня милова ладушки.

После причитаний устраивалась тризна. Есть также народные тризны, во время которых памятствует весь народ. В современности, народ совершает такую тризну на Радуницу или Великдень(Пасха). Песни, явства, и причитания доставляют отраду душам умерших и они за это, живым внушают полезную мысль или совет.

Источник


Похоронный обряд. Погребение Ярославом усопшей матери

Сей обряд огненного погребения совершил верховода владивостокской общины — радарь Ярослав. Владивосток, сопка Орлиное гнездо, январь 2000 г.

влх.Ярослав— Это мать моя умерла. Она сама захотела быть похоронена по древнему славянскому обычаю. Наши пращуры никогда не оскверняли землю трупами. Если даже тело и закапывалось, то очень неглубоко, а вся могила заливалась медом — пусть муравей свое возьмет, но не червь да опарыш. С вечера мы ее сюда привезли, а рано поутру крышку струги (гроба) открыли, и вот теперь она через звезды, солнце красное да месяц ясный прямо в рай и отправилась. — так лаконично и просто рассказал об этом знаменательном событии Ярослав. 

Это первое за последние годы ОТКРЫТОЕ погребение по древнему языческому славянскому обряду. Ярослав провел этот обряд совершенно открыто, не боясь преследований со стороны православной церкви и государственных органов. Но никто не посмел ему помешать или начать открыто преследовать. Чиновники лишь разводят руками, а священники лишь скрепят зубами. 

В то время как язычники центральной России (включая московские общины), боясь преследований, при необходимости проводят лишь ИМИТАЦИИ погребальных обрядов, радарь Ярослав во Владивостоке совршает гражданский подвиг — бросает вызов чужебесию и… побеждает! 

КрадаВстав лицом к солнцу, радарь пел о солнцевороте, обращался к древним славянским богам — чаще всего к Сварогу. Время от времени участники Тризны вставали в круг и воздевали к небу сомкнутые руки. Обращаясь к собравшимся Ярослав говорил, что позабыли мы, русские, обычаи наших пращуров, поклоняемся кресту иудейскому, природу губим, не по ее законам живем. Но придет время, и вернемся мы к корням нашим, и тогда меч словенский поразит всех наших недругов. Народ наш сумеет отличить правду от кривды, добро от зла. 

Радарь совершил жертву — бросил в гробовую крышку зерен, полил масла, и мужчины положили ее на раскаленные угли. В несколько секунд ее охватил огонь… 

На вопрос, как он не боятся устраивать столь серьезный ритуал практически в центре города и не опасаются ли возможных преследований со стороны правоохранительных органов и местной власти, Ярослав спокойно ответил следующее: 

— Кто же может мне запретить жить по обычаям предков? Эта сопка священная — Мать, Крестовая — Отец, а вон тот “зуб” на Окатовой — то Внучек. Они Владивосток хранят. И строить на них ничего нельзя. Здесь, на Орлиной, должно быть капище. Будем здесь деревья сажать, пускай дети ходят сюда птиц кормить. Сейчас дух моей матери будет хранить это место, а вместе с ним и весь наш город. 

Шокированные дерзостью Ярослава «прохристианенные» свидетели Тризны кинулись в прокуратуру, но получили там вполне логичный, но весьма неожиданный для них ответ: 

Ярослав в волчьей шкуре— Уголовной ответственности за сожжение трупа нет. Даже в тех случаях, когда преступник-убийца, желая скрыть следы содеянного, сжигает тело своей жертвы, мы предъявляем ему обвинение в убийстве, а не в сожжении трупа. — Пояснил волнующимся «представителям общественности» заместитель прокурора Владивостока Игорь Ивков. — Отправление языческого ритуала тоже преступлением не является — если человек умер естественной смертью, да к тому же сам выбрал такой способ захоронения, то состава преступления здесь нет, особенно если у родственников имеются на руках официальное заключение о смерти либо результаты вскрытия, которые доказывают, что человек действительно умер “без посторонней помощи”. Есть, правда, 224-я статья УК РФ: “Глумление над трупом”, но, судя по вашему рассказу, признаков этого преступления также нет. Безусловно, прокуратура сейчас займется расследованием этого случая. Одно могу сказать точно — в процессе тризны наверняка были нарушены санитарные нормы. Похоронное дело находится в ведении органов местного самоуправления, то есть мэрии Владивостока. 

Шокированы оказались и работники правового управления городской администрации: 

— Это просто вандализм какой-то, — сказала начальник управления Валентина Нечаева. — Конечно, закон “О похоронном деле” не предписывает в обязательном порядке закапывать всех умерших в землю. Но зачем сжигать человека в центре города, ведь во Владивостоке уже действует крематорий, где захоронение можно провести вполне цивилизованно? 

Неготова к вопросу о санитарных нормах оказалась и заместитель главного врача ГЦСЭН Галина Яковец: 

— Я даже не знаю, как это прокомментировать. Кремация однозначно должна производиться в крематории. Какие санитарные нормы? Это просто дикость какая-то. 

Разумеется, что радушный прием «обеспокоенным гражданам» оказала православная церковь. Батюшка (о.Ростислав), как и предписано православным каноном и житиями святых (добрая половина которых «прославилась» как раз подобными деяниями), вылил ушат грязи на язычество в целом и Ярослава в частности и заверил присутствующих, что мол на самом деле то, что они, язычники, “возрождают”, к настоящему язычеству никакого отношения не имеет. Мол тысяча лет, что прошла после крещения Руси, хорошо обрубила корни, и реальных исторических свидетельств той эпохи не осталось. Все якобы найденные источники типа “Велесовой книги” — обычные апокрифы. 

А еще добавил: “Жалко мне наших соотечественников. После падения железного занавеса перед ними открылись огромные “духовные перспективы”. Что же мы имеем в результате? Ежедневно на исповедь приходит множество людей, побывавших в бесчисленных сектах и магических салонах. Они слышат голоса, испытывают непонятные страхи и даже тягу к суициду… Психиатрические больницы переполнены». 

о.Ростислав грозно покачал поднятым вверх перстом — словно угрожая кому-то и многозначительно произнес: «Те, кто исповедует язычество, выпадают из нашей культуры, отрицают ее». — Как в воду глядел… 

Сопка Орлиное гнездо

Радарь Ярослав три года провел на русском Севере — в Архангельской, Новгородской, Псковской землях. Там и принял новое языческое имя… По словам Ярослава, язычество в тех краях весьма распространено, и местные язычники даже творят чудеса — лечат тяжелые болезни, останавливают дождь. 

— Но со всеми этими экстрасенсами и магами мы не имеем ничего общего, — говорит Ярослав. — То, что обычные люди знают о русской истории, не что иное, как грандиозная мистификация, которую создали христианская церковь и послушные ей жидо-христианские “ученые”. Именно они и уничтожили все свидетельства о жизни наших предков до кровавого крещения, вот и получилось, что до этого момента ни истории, ни государства у наших пращуров не было, а сами они чуть ли не в берлоге жили…


Свадебный обряд

По славянскому обычаю жених похищал невесту на игрищах предварительно договорившись с нею о похищении:

«Схожахуся на игрища… и ту умыкаху жены собе, с нею же кто съвещашеся: имяху же по две и по три жены».

Затем отцу невесты жених давал вено — выкуп за невесту.

 

За день до свадьбы будущая тёща печёт курник, посылая его в дом жениха. Жених же посылает в дом невесты живого петуха. В предсвадебный день никаких увеселений не происходит. Все тщательно готовятся к веселью. Утром свадебного дня жених извещает невесту, чтобы она готовилась к венцу. Родители невесты расстилают на скамье шубу, сажают на неё свою дочь и начинают одевать в свадебный наряд. Как только оденут, то посылают гонца к жениху. Вскоре свадебный поезд подъезжает к воротам. Дружка жениха стучит в ворота, вызывает хозяина и говорит, что, мол, охотимся на зайцев, да один заяц махнул к тебе за ворота, надобно-де отыскать. Жених усердно ищет спрятанного «зайца» (невесту), а, отыскав, и испросив благословения у родителей, сажает в свадебный поезд и едет на венчание.

Долгое время «венчание» в греко-кафолической церкви с обязательной проповедью про «семейное счастье» какой-то там израильской семьи, не считалось настоящим венчанием, ибо люди долго ещё с почтением относились к обычаям СВОИХ предков. Степан Разин, например, отменил церковное «венчание», повелев венчаться вокруг дуба. Венчание происходило после полудня, ближе к вечеру. В это время мать жениха готовила в клети брачное ложе: вначале настилала снопы (числом 21), поверх перину и одеяло, сверху бросала кунью шубу или шкуру куницы (либо ласки). Возле ложа ставились кадки с мёдом, ячменём, пшеницей, рожью. Всё подготовив, будущая свекровь обходила ложе с рябиновой веткой в руке. 21 сноп означает «огненную страсть» (утроенная семёрка, число Огня), кунья шуба должна была волшебным образом разжечь страсть у невесты, точно так же, как и шкурка куницы или ласки. Обратите внимание на названия зверьков, чьи шкурки использовались в волшебных целях, по-видимому, ещё с общеиндоеропейских времён, если не раньше. Куна (куница) — того же корня, что и латинское cunnus, норка — то же, самое, только иносказтельно, и, наконец, ласка собственно и означает ласку. Ветвь рябины служит, во-первых, своего рода, очистительным средством, а, во-вторых знаком плодородия. Само слово венчание означает покрытие головы, венком (венцом). Перед венчанием место жениха занимал младший брат или подросток, родственник невесты, у которого жениху необходимо было выкупить место рядом с невестой. Обряд называется «продажа сестриной косы». Около невесты садятся также «глазки» — две родственницы невесты, чаще всего сестры или сеструхи (т.е. двоюродные сестры). Они во время всей свадьбы помогают невесте. Каждая из «глазок» держит в руках по блюду, завязанному платками концами в низ. В одном блюде лежит платок, повойник, гребень и зеркало, а в другом две ложки и краюха хлеба.

После выкупа жених и невеста, держа в руках по зажжённой свече, шли к храму или свещенному дубу. Впереди них шли плясуньи, за ними несли коровай, на котором лежали сребреники. Позади молодых осыпало нёс чашу с хмелем, зерном и серебром. Сваха осыпала невесту и жениха из чаши. Гости желали невесте столько детей, сколько шерстинок в тулупе. После таких пожеланий сваха милостиво осыпала ещё и гостей. Раньше венчал жрец, брал невесту за руку, поручал её жениху и приказывал им поцеловаться. Муж покрывал жену полой своего платья или плаща в знак покровительства и защиты, после чего жрец давал им чашу с мёдом. Стоя перед жертвенником, муж и жена трижды поочередно пили из чаши. Остатки мёда жених плескал в жертвенник и бросал чашу под ноги, приговаривая: -«Пусть так под ногами будут потоптаны те, кто будет сеять меж нами раздоры». Кто первый ступал ногой на чашу, тот, по поверью, становился главой в семье.

На почётном месте за свадебным столом всегда сидел деревенский знахарь или колдун. Однако, он занимал почётное место не из-за того, что мог, разозлившись от недостаточного к нему почтения, «превратить в волков свадебный поезд» (зачем колдуну поезда с волками?), а оттого, что как раз зачастую являлся потомком тех самых волхвов, на протяжении сотен лет венчавших наших прапрадедушек с прапрабабушками.

По дороге домой молодые шли, крепко прижимаясь друг к другу, а гости попеременно дёргали их за рукава, пытаясь разлучить. После такого нехитрого испытания все усаживались за стол и начинали пировать. Все, кроме молодых, перед которыми хотя и стояла жареная курица, но съедали они её лишь по окончании пира. Ни пить, ни есть молодым во время свадебного застолья не разрешалось. Когда на стол подавали курник, то это означало, что настала пора — «Тетера на стол прилетела — молода спать захотела». В разгар веселья молодые уходили в клеть, где заранее было подготовлено брачное ложе. Под напудствие, молодожёны, захватив закутанный в рушник обрядовый коровай и курицу, закрывались в клети. У дверей с обнаженным мечом ходил дружка жениха, охраняя покой новобрачных. 

Кунью шубу топтать!
Друг дружку толкать!
Здоровенько спать!
Весёленько встать!

После таких, достаточно откровенных пожеланий, гости удалялись в дом, но через некоторое время посылали узнать о «здоровье». Если жених отвечал, что он в «добром здоровье», значит «доброе» свершилось. «Весёленько встав», молодые приступали к еде. Взявши курицу, новобрачный должен был отломить ножку и крыло, после чего бросить их назад через плечо. Отведав курицы и коровая, молодые присоединялись к гостям, и веселье продолжалось. Дружка жениха читал благословения, например, такие:

 

К гостям:

Еста, добрые люди!
Гости полюбовные,
Званые и незваные,
Усатые и бородатые,
Холостые неженатые.
У ворот приворотнички,
У дверей притворнички.
По полу ходючи,
По середе стоючи.
Из кута по лавке
По кривой, по скамейке!
Благословляйте! 
К молодицам:
Молоды, молодки!
Хорошие походки,
Куньи шубы,
Соболиные пухи,
С поволоками глаза,
С помали голова,
Золоты кокошки,
Серебрены сережки,
Дочери отецки,
Жёны молодецки!
Благословляйте!
К девицам:
Красные девицы
Пирожные мастерицы,
Чёсаные головы,
Обутые голени,
Криночные блудницы
Сметанку снимали,
Кокурки месили
Под застрех хоронили
Пастушков дарили.
Благословляйте!
К ребятам:
Еста! Малые ребята
Свиные херята!
Кривые желудки,
Жимолостные ноги,
Брюховичные рожи,
На жопу похожи.
Благословляйте!


После подобных благословений пир разгорался с новой силой. Застолье заканчивалось игрищами, после которых те, кто ещё мог ходить, расходились по домам.

Источник


Обряд раскрещивания

Введение

Так или иначе, но случилось так, что мы живём в то время, когда христианская идеология, пудрившая мозги нашим соотечественникам уже не одну сотню лет, дала трещину. Сейчас, вволю налюбовавшись христианством, всё большее количество русских людей приходят к вере своих предков. После аскетически серого христианства язычество поражает буйством красок, пленяет и завораживает душу русского человека.


Гиперборея найдена?

Обсудить на форуме

 

Здравия!

На нашем хостинге есть один сайт (http://www.rasa.rod1.org/), владеет которым Вячеслав Панкратов. Это его новость, которую он попросил меня разместить! СМОТРИТЕ ВНИМАТЕЛЬНО! Однако при просмотре этих ссылок сегодня… я обнаружил, что их НЕТ на карте гугла. Надеюсь они появятся… Но ТО что я увидел вчера, когда получил этот материал — нельзя просто передать словами!!


Обряд прощания с чуром

Обряд проводится волхвами в случае поругания чура, если он сильно испорчен и не поддается восстановлению — сильно обгорел, изрублен или спилен. Также и в некоторых иных случаях, когда чур по каким-либо причинам пришел в негодность. Если повреждения можно устранить, то их устраняют, а данный обряд не проводят. Частично этот обряд заимствован православием в отношении истлевших или обгоревших икон. Особый редкий случай — удар молнии. Такие повреждения (даже сильные) не исправляются, а рассматриваются как особое благословение Богов (в частности Перуна), делающее чура подлинной святыней. Однако, если вследствие удара молнии лик чура поврежден полностью (т.е. фактически отсутствует), то следует совершить Огненное Погребение чура (но не Бога, чьим изображением он являлся). Тоже в случае, если молния повалила чура или расщепила его таким образом, что часть с ликом откололась и упала на землю. Обряд Прощания с чуром приводится торжественно, но не празднично без участия гостей.


Обряд имянаречения

Если славянин или славянка с рождения были названы славянским именем, то обряд наречения проводить не нужно. Конечно, если нет необходимости наречь новым именем. Если же человек не был крещён или приведён к какой-либо другой чужой вере, то обряд наречения проводят следующим образом.

Нарекаемый стоит лицом к Свещенному Огню. Жрец трижды окропляет родниковой водой лицо, чело и темя, произнося слова: «Яко тоя вода чиста, тако будет чисто лице; яко тоя вода чиста, тако будут чисты мысли; яко тоя вода чиста, тако будет чисто имя!». Затем жрец отрезает прядь волос у нарекаемого и кладёт их в Огонь, произнося при этом шёпотом новое имя. До того, как человек получит имя, никто, кроме жреца и нарекаемого не должен выбранное имя знать. После этого жрец подходит к человеку и громко произносит: «Нарцемо имя тебе…(имярек)». И так трижды. Жрец даёт наречённому горсть зерна для принесения требы и братину сурьи для поминовения предков.

Славянин, который был до этого крещён, либо был приведён к какой-либо другой чужой вере, должен сначала пройти обряд очищения. Для этого усаживают человека на колени на колоду (он не Должен касаться коленями земли), обводят это место замкнутым кругом. Перед тем, как сесть в круг, нарекаемый снимает с себя одежду, обнажаясь по пояс. Круг чертится ножом, который потом оставляют в земле до окончания обряда.

Как правило, перед началом наречения бросают жребий: достоин ли человек такой чести получить Славянское имя и перейти под покровительство Предков. Делается это следующим образом: жрец, стоя за спиной нарекаемого, трижды взмахивает топором над головой последнего, стараясь слегка коснуться лезвием волос. Затем бросает топор на землю за своей спиной. Если лезвие упавшего топора указывает на нарекаемого, то продолжают обряд. Если нет — откладывают наречение до лучших времён.

Итак, если жребий выпал удачно, то нарекаемому слегка омывают голову родниковой водой, обносят посолонь огнём, осыпают зерном, делая очистительные движения руками. Очищение проводит жрец или трое жрецов. Обходят нарекаемого посолонь по кругу, держа свои правые руки над его головой. В это время они протяжно возглашают клич «Гой» — три раза. Подняв руки к небу, торжественно восклицают: «Нарцемо имя тебе…», далее произносится имя, выбранное общиной (по согласованию со жрецом), или имя, которое нарекаемый выбрал себе сам (опять же по согласию жреца). И так восклицают три раза. Круг разрывается, наречённому даётся горсть зерна для его первого жертвоприношения и ковш с мёдом для поминовения предков, под чьё покровительство он теперь переходит.

Источник


Реклама


Вход на сайт

Новое на сайте

Блоги